Sep. 3rd, 2012

catlongtail: (Default)
Один и тот же день вспоминается почему-то.
Может быть, потому, что питерский очень.
Сейчас нашел только одну фотографию кораблика этого проекта (на котором тогда работал), правда, этот очень преклонного возраста, мой был зеленый и надраенный:



Капитаном на нем был очень опытный татарин, а я всем остальным - рулевым, матросом и мотористом.
Сутки через трое надо было работать. Работа была простая - вечером запустить машину и сходить либо в морской порт, либо вверх по Неве, в Уткину заводь, отвезти и забрать капитана КПП Ленинграда - он выдавал разрешения на выход кораблей в море и на заход в реку.
Буксирчик был довольно просторный, несмотря на размеры, то есть внутри был гораздо больше, чем казался снаружи.
Утром Капитан-татарин придумал работу.
- А давай его помоем?
Буксир то есть.
Видимо, у меня на лице отразилось что-то такое, что эта идея сразу показалась ему какой-то дурацкой. Вообще-то она и была дурацкой. Чего его мыть-то, он и так только что покрашенный был. Все же мы его помыли слегка (татарин левый борт, я правый).
Я не помню, чем занимались днем - в тяжелые речные будни, если ты сам не можешь найти себе работу - ты не матрос ни фига.
А вот вечером погрузили капитана и пошли в Морской порт.
- Слав, а давай ты порулишь немного?
Эта идея, впрочем, тоже показалась ему дурацкой.
У него в этот день вообще было малое, но полное собрание сочинений дурацких идей.
Я вздохнул и пошёл на палубу мерзнуть. В каюте был собачий холод (у нас кончился уголь для котла отопления), поэтому снаружи казалось гораздо теплее.
Были такие вечера, когда Нева была гладкой и смирной, ветра не было.
Тарахтел двигатель, я курил на корме и смотрел на бурун за винтом и по сторонам. Питер был волшебно красив в вечерних огнях.
Прошли Летний сад, Петропавловку, Зимний, Дворцовый мост, Мост лейтенанта Шмидта, вскоре вышли в Большой Морской Канал и свернули в угольную гавань. В канале наш крохотный буксирчик казался мне лиллипутом, попавшим в царство великанов - огромные, ярко освещенные морские корабли стояли вокруг, а мы между ними как бы это сказать? Бабушка сказала бы - елозили.
Высадили капитана на Волго-Балт.
И тут у Татарина созрела первая умная мысль (по крайней мере не бестолковая):
- Слав, капитан там часа два проболтается, давай уголь загрузим?
- О! - сказал я, - Да! Это великая мысль.
И два раза стукнул зубами.
И мы час грузили уголь из кучи возле причала.
Я это к тому, что потом, когда уже не очень трезвого капитана загрузили, обвешанного арбузами обратно на буксир, я пошёл в машинное отделение, накачал скрипучим насосом в котел воды, налил масла на тряпку, накидал угля в котел, поджег все это дело и грелся все время, пока шли обратно, мимо мостов, крепостей и дворцов.
А потом, когда наступила ночь и мы проветрили каюту (я с радости перестарался и протопил буксир, как русскую баню), тихий плеск воды за бортом и потрескивание паровых труб привели в какое-то такое благодушное состояние, что я заснул, с арбузом в зубах, как бревно, и дальше уже ничего не помню.
Когда же я согреюсь в конце концов теперь? Буксир бы мне. На время. Просто заболел что-то опять.
Хотя, аспирин, наверное, тоже сойдет.
Page generated Sep. 26th, 2017 09:29 pm
Powered by Dreamwidth Studios